Горный мир Кубани - страница 7




Какое-то особенное чувство испытывал я, смотря на этот несокрушимый памятник седой старины. Невольно приходит мысль о том, сколько веков и даже тысячелетий прожил он, забытый всеми, угрюмо и одиноко в этом безмолвном лесу, сколько великих исторических эпох сменилось за долгие годы его существования и как мало подействовало на него всесокрушающее время.
 

Н. Я. Динник

 

Пшиш — первый крупный левобережный приток Кубани (считая с востока), который зарождается не на ледниках. Он берет начало на западном склоне горы Шесси (1844 м) и, пройдя 258-километровый путь, впадает в Краснодарское водохранилище, расположенное несколько ниже на правом берегу Кубани. В это рукотворное море Пшиш ежегодно вливает около 712 млн. м3 воды, что составляет пятую часть объема водохранилища. Эту воду река собирает с довольно обширного (1850 км2) бассейна с помощью целого ряда притоков, из которых наиболее значительны Гунайка, Цице (не путать с одноименным притоком Белой), Тушепс и Хадажка.

В верхней части долина Пшиша имеет облик ущелья, стиснутого хребтами средней высоты. Их крутые склоны изрезаны боковыми щелями притоков и покрыты дубово-буковыми лесами. В среднем своем течении Пшиш выходит в зону пологих, заросших дубом предгорий, а его низовья расположены на предгорной лесостепной равнине. Почти на всем своем протяжении река интенсивно, как говорят географы, меандрирует, то есть образует многочисленные и сильновыраженные излучины (меандры).

Лесной мир долины богат и разнообразен. Он подразделяется на два яруса. В нижнем преобладает дуб с примесью клена, ясеня, граба, липы, серебристого тополя. Подлесок образован диким жасмином, ожиной, лещиной, орешником и понтийским рододендроном.

Верхний ярус занят буковым лесом в его «классическом» виде. Стройноствольные гиганты с гладкой светлой корой густосплетением своих ветвей образуют потолок, не пробиваемый солнечным светом. Здесь царят сырость и мрак, в котором невозможен подлесок. Земля покрыта прошлогодней листвой и полусгнившими стволами деревьев, поваленных бурей.

Южные, обращенные к солнцу склоны гор несут на себе огромные рощи вековых груш, яблонь, алычи, каштана. Местный каштан отличается от своего черноморского собрата более мощной кроной, морозостойкостью и иммунитетом к грибковым заболеваниям. Он дает крупные сочные плоды, а древесина его является лучшим сырьем для мебельной промышленности. Встречается здесь редкое хвойное дерево — ягодный тис, много самшита— вечнозеленого дерева, древесина которого тяжела и тверда, как кость. Из нее делают ткацкие челноки, пуговицы, портсигары, гребни, шахматы и даже подшипники. Попадается в долине Пшиша и хмелеграб, по твердости немногим уступающий самшиту, местами глаз радуют красивые пирамидальные кроны медвежьего ореха.

Травянистый покров альпийских пастбищ, лесных полян и речных долин представлен более чем 600 видами трав.

В середине лета на высокогорных лугах насчитывается до 200 видов кузнечиков, сверчков, богомолов, остроголовых клопов, полосатых жуков, хрущей, слепней, жуков-усачей.

В лесах — множество птиц (дрозд, дятел, кукушка, сорока, черноголовая сойка) и зверей (медведь, кабан, косуля, дикая коза).

Пшиш богат рыбой. Здесь водятся окунь, быстрянка, подуст, усач, шиповка, голавль кавказский, сом, пескарь и другие.

Долина Пшиша в начале века была исследована молодым геологом Иваном Михайловичем Губкиным, впоследствии известным советским ученым. В своих работах 1912 года Губкин сделал выводы о несметных запасах нефти в недрах Северо-Западного Кавказа, а также о наличии здесь целебных минеральных вод самого разнообразного состава. Северный Кавказ же в целом И. М. Губкин характеризовал следующими словами: «Северо-Кавказский край является одной из наших богатейших житниц... Но вместе с этим Северо-Кавказский край настолько богат производительными силами и, в частности, минеральными сырьевыми ресурсами, что он имеет полнейшие возможности для развития здесь у себя широкой индустрии». В годы Советской власти предвидения Губкина, относящиеся как к Кавказу в целом, так и к долине Пшиша (по поводу наличия в ней разнообразных минеральных источников), полностью сбылись. Разведчикам недр все чаще стали попадаться минеральные воды, очень близкие к водам известнейших курортов страны — Боржоми, Ессентуки, Арзни, Горячий Ключ.

В конце 1953 года было принято решение о создании Хадыженского бальнеологического курорта. Основанная на базе йодобромных вод водолечебница быстро завоевала всесоюзную славу благодаря эффективному воздействию лечения на радикулиты, полиартриты, экземы, общий атеросклероз, гипертоническую болезнь, отравления тяжелыми метилами, скрофулез и многие другие заболевания.

Помимо этих хлоридно-натриевых с примесью йода и брома вод из остальных источников долины Пшиша особую ценность имеют минеральные воды типа боржоми и ессентуки, а также некоторые другие, освоение которых явится надежной базой для развития Хадыженского бальнеологического курорта общегосударственного значения с многогранным лечебным профилем.

Прекрасный климат, богатейшие флора и фауна, целебные минеральные источники — все это способствовало заселенности долины Пшиша в древние времена. В краеведческом музее Апшеронска представлены найденные в долине наконечники копий, стрелы, боевые топорики, кольчуги, булатные кинжалы, старинные монеты, обрядовые украшения. Они свидетельствуют о пребывании на берегах Пшиша в разные эпохи аланов, гуннов, греков и других.

Последние несколько столетий коренными жителями этих мест были хатукаевцы (одно из адыгских племен), занимавшиеся коневодством и скотоводством и начавшие к концу XVII века переходить на более оседлый образ жизни, связанный с раскорчевкой леса и обработкой земли. В процессе своей деятельности они часто обнаруживали в земле захоронения, относящиеся к различным эпохам. Тогда и появилось адыгейское название долины реки Пшиш —Ха-де-жи, или Долина древних могил.

Помимо античных групповых захоронений в долине Пшиша встречаются и древнейшие погребальные сооружения— дольмены. В самых верховьях реки, на ее левом берегу, на вершине горы, поднимающейся над хутором Перевальным, высится знаменитый круглый дольмен, сложенный из блоков песчаника. Есть группа дольменов в окрестностях села Гойтх (гора Лысая), на правом берегу— близ села Шаумян и в долине первого крупного притока Пшиша — реки Сеже (иначе — Гунайка), близ горы Гунай.

По всему горному Закубанью разбросаны сотни дольменов — одних из наиболее древних человеческих сооружений на Земле. Есть они и в долинах верхних притоков Кубани, то есть в Карачаево-Черкесии, но подлинное дольменное царство начинается от западных берегов Лабы и простирается до самого Таманского полуострова. Особенно много их в бассейне оставленной нами в предыдущей главе реки Белой. Но меридиан рек Пшиша и Аше является как бы срединной осью этого царства древних мавзолеев, и поэтому представляется уместным рассказать о нем именно в этой главе.

Дольмены — это мегалитические (то есть выполненные из цельных каменных глыб) надгробия. Современному зрителю они напоминают скворечник: каре из четырех гигантских цельных плит, высеченных из песчаника и поставленных на ребро, покрытое сверху крышей — такою же пятой плитой, только несколько больших размеров, так что над круглым отверстием, пробитым в передней стене, образуется навес,— вот и вся постройка. Но ритм ее пропорций, монументальность, симметрия — все это производит впечатление грандиозности и прочности. Недаром дольмены (вместе с более примитивными мегалитическими постройками мира — кромлехами и менгирами, представляющими собой, грубо говоря, ограды из каменных глыб и первобытные обелиски) расцениваются историками искусства как зачатки монументального зодчества.

Области распространения дольменов в мире тяготеют к Мировому океану. Первоначально европейской науке сделались известными дольмены Индии, Палестины и ряда европейских стран — Франции (Бретань), Италии, Греции, Дании и Скандинавских стран. Дольмены считают принадлежностью индоевропейской расы. Само название «дольмен» составлено из двух бретонских слов: «dol» — стол и «men» — камень и переводится как каменный стол (бретонский язык, сохранившийся до нашего времени, относится к кельтской группе индоевропейских языков).

Существует гипотеза, согласно которой строители дольменов принадлежали к единому народу мореплавателей. По другой гипотезе, дольменная культура присуща различным народам, имевшим между собой контакты. Известный советский исследователь дольменов Л. И. Лавров считает, что, отправляясь от второй гипотезы, можно исследовать вопрос о морских путешествиях древних кавказских горцев, которые хотя и заимствовали, но усовершенствовали технику строительства дольменов. Более того, так как в настоящее время принято относить время постройки дольменов горного Закубанья к 2300—2000 годам до нашей эры, то есть считать их ровесниками египетских пирамид, Лавров считает несомненным факт существования в эту эпоху контактов между строителями дольменов и строителями пирамид. В пользу этого, по его мнению, свидетельствует одинаковая в обоих случаях исключительная забота о загробной жизни.

Впервые дольмены на Западном Кавказе были обнаружены русским академиком П. С. Палласом в 1793 году. Проезжая вдоль Северной косы на Таманском полуострове (близ станицы Фонталовской), он встретил развалины татарского села Чокрак-Кой, «...а несколько дальще,— добавляет он в своем отчете,— на ровной возвышенности много могил... с большими плоскими известковыми и песчаниково-шиферными плитами, поставленными на ребро в продолговатые четырехугольные ящики. Происхождение их не татарское, а, пожалуй, черкесское».

В 1818 году французский археолог Тебу де Мариньи открыл группу дольменов в ущелье реки Пшады. В начале 30-х годов XIX века его соотечественник Дюбуа де Монпере и англичанин Дж. Белл обнаружили еще несколько дольменов между Геленджиком и Джубгой, а также большие дольменные группы в верховьях реки Абин; около десяти лет спустя эти исследователи первыми опубликовали зарисовки таинственных мавзолеев. Во второй половине XIX столетия экспедиции к дольменам предпринимались Ф. С. Байнером (1865—1870), Е. Д. Фелицыным (1878), который вошел в историю науки как крупнейший знаток дольменов и первооткрыватель многих дольменных групп Прикубанья, В. И. Сизовым (1888). Пионер кубанского краеведения, учитель екатеринодарской гимназии В. М. Сысоев объездил по поручению Московского археологического общества в 1892 году область распространения кубанских дольменов, осуществив одну из первых попыток определения их общего числа. О дольменах писали известные исследователи П. С. Уваров (1891) и Л. Я. Апостолов (1897). В советское время ими занимались многие ученые, среди которых в первую очередь должны быть отмечены В. И. Марко-вин, посвятивший дольменам 25 научных публикаций в 1960—1975 годах, свою докторскую диссертацию, монографию, а также популярную книжку, Л. И. Лавров, опубликовавший в 1960 году наиболее полный каталог дольменов Северо-Западного Кавказа, и известный краснодарский археолог профессор Н. В. Анфимов — его экспедиция 1957 года к дольменам Русского Причерноморья добыла множество новых сведений о каменных «скворечнях».

Главная область распространения дольменов в Советском Союзе — это горная полоса Краснодарского края от Таманского полуострова до бассейна реки Ходзь (левого притока Лабы включительно). Кроме того, небольшие группы дольменов имеются в Абхазии, в окрестностях Пятигорска, в Карачаево-Черкесии и Крыму (причем относительно крымских мавзолеев в археологической литературе существуют различные мнения: считать ли их дольменами, или относить к разряду гробниц более поздних эпох). Больше нигде в Советском Союзе дольмены не встречаются.

Итак, дольмены для Краснодарского края — это то же, что пирамиды для Египта. С этих каменных «скворечен» начинается доступная для науки история цивилизаций на Кубани, эти молчаливые надгробия органически вписались в горно-лесной ландшафт края и сделались неотъемлемой частью этого ландшафта. Казалось бы, каждый кубанский дольмен должен быть предметом неустанного попечения, заботливой охраны и высококвалифицированной популяризации, тем более что огромное количество дольменов было ограблено и разрушено в конце прошлого века, в эпоху возникновения предгорных станиц, когда песчаниковые плиты-стены и крыши гробниц пошли на изготовление мельничных жерновов, молотильных катков, были использованы как материал для мощения дворов и возведения построек. Но и сегодня дольмены часто становятся жертвой невежества и бескультурья: их ломают из любопытства, покрывают надписями, коптят дымом кострищ, разбирают на камень. Виновниками оказываются и местные жители, находящиеся вблизи дольменов во время лесоразработок, полевых работ, охоты, и варвары, почитающие себя «туристами»; последние нередко используют эти драгоценные памятники старины в качестве силомеров, разрушая их бесцельными ударами. Причиной этого является, безусловно, недостаточная осведомленность о дольменах.

Сколько дольменов на Северном Кавказе сохранилось к сегодняшнему дню? Об этом трудно сказать с полной уверенностью. К 1973 году были известны данные о 2214 дольменах (однако в это число входят и полностью уничтоженные памятники). Согласно упоминавшемуся каталогу дольменов, опубликованному Л. И. Лавровым в I960 году, к этому времени на Северо-Западном Кавказе сохранилось 1139 дольменов, из них 871 на северной стороне Главного Кавказского хребта (то есть в пределах горного Закубанья, за исключением маленькой дольменной группы близ Пятигорска) и 268 на Черноморском побережье (из них 218 в Краснодарском крае, 50 в Абхазии; самые южные — у города Очамчиры).

Крупнейшие из сохранившихся дольменов стоят в одиночку (дольмен близ моста, по которому шоссе Новороссийск — Сухуми пересекает реку Догуаб,— самый крупный в Геленджикском районе; дольмен в Гузерипле на реке Белой). Часто встречаются дольмены группами в 2—8 экземпляров, а иногда попадаются целые некрополи, насчитывающие сотни мавзолеев. Это, к примеру, кладбище в 260 дольменов на «Богатырской дороге» у станицы Новосвободной (в бассейне реки Белой), более 200 дольменов на Дегуакской поляне у станицы Даховской, 564 дольмена в бассейне реки Кизинки, Есть 2 обширных некрополя и в противоположном конце ареала (то есть области распространения) дольменов — в долине реки Абин, близ станицы Эриванской; В общей сложности на Северо-Западном Кавказе (в одиночку или группами) были отмечены в 174 пунктах.

В расположении дольменов на местности могут быть выявлены некоторые закономерности.

Как правило, их строили только в лесу (известные исключения составляют лишь дольмены, обнаруженные на мысах Таманского полуострова Тузла и Фонталовском, а также дольмены в окрестностях села Уляп).

Высота расположения большинства дольменов колеблется в пределах 250—400 м над уровнем моря. Резким одиночным исключением является дольмен на хребте Мезецу (1029 м над уровнем моря).

Дольмены возведены па плоских площадках лесных склонов, на водораздельных хребтах, на плоских вершинах невысоких гор (например, широко известные дольмены на вершине горы Нексис близ Геленджика). Своими фасадами (порталами) они обращены в сторону понижения склона, в сторону реки, при этом всегда в солнечную сторону (известны очень немногие дольмены, обращенные своим фасадом к северу, но и в этих случаях есть основание думать, что они обращены в сторону более освещенных полян).

Некоторые исследователи, пытавшиеся определить сторону света, к которой преимущественно обращены фасады дольменов, пришли к выводу, что строители этих сооружений руководствовались прежде всего идеей наилучшего «вписывания» мавзолея в ландшафт. Но нам представляется, что соблюдение вышеперечисленных принципов (фасад в сторону спуска, реки, солнца) автоматически приводило и к соблюдению эстетических критериев.

Дольмены всегда приурочены к бассейну реки. Абхазские ученые (Ц. Н. Бжания и др.) сопоставили схему древних скотопрогонных маршрутов с ареалом дольменов и пришли к выводу, что носители дольменной культуры умели пользоваться простыми перевалами.

При всей простоте конструкции дольменов архитектура их довольно многообразна. В настоящее время выделено четыре основных типа дольменов: 1) обычный или плиточный; 2) составной; 3) корытообразный; 4) дольмен-монолит.

Наиболее распространены плиточные дольмены, выполненные из пяти песчаниковых или известняковых глыб (94 процента от всех кавказских дольменов). У многих из этих дольменов была обнаружена втулка — каменная пробка, «дверь», напоминающая гриб.

Составные дольмены (стены которых сложены из нескольких блоков) гораздо малочисленнее: их известно всего 32 (не считая дольменов Карачаево-Черкесии, которые до недавнего времени трактовались археологами как средневековые гробницы). Особенно интересен составной дольмен на отроге Маркотха близ поселка Адербиевка, который сложен из блоков в виде буквы Г.

Корытообразные дольмены высечены из монолитной скалы или из цельного камня, а сверху перекрыты одной плитой, при этом их передняя часть всегда имитирует фасад плиточного дольмена. Известно 83 корытообразных дольмена, расположенных в 32 пунктах. Около 10 процентов дольменов Русского Причерноморья (так называют в географии участок Краснодарского края между Черным морем и водораздельной линией Большого Кавказа) относится к корытообразному типу.

Среди корытообразных дольменов особый интерес представляет их весьма редкая разновидность — ложно-портальные дольмены, фасад которых не имеет отверстия: на месте, где оно обычно бывает, сделана выпуклость, имитирующая поверхность каменной пробки — втулки.

Ложнопортальные дольмены встречаются лишь в узком секторе Русского Причерноморья-—от реки Шахе до реки Туапсе. На склонах горы Аутль, в 7 км от селения Солохаул (прославившегося как родина русского чая, а также широко известного благодаря тому, что через него проходит один из самых старых плановых туристских маршрутов-—30-й, ведущий из долины реки Белой), имеется ансамбль из 12 дольменов. Один из них — ложно-портальный. Такой же дольмен разнообразит собой дольменную группу близ села Солоники на реке Цуквадже, стекающей с горы Жемси. Три ложнопортальных дольмена можно видеть во дворах жителей Второго Красноалександровского аула на реке Аше. А в верховьях одного из истоков этой реки, на горе Мезанцу (близ аула Большое Псеушхо), стоит самый интересный из ложнопортальных дольменов: настоящее отверстие сделано в нем не в задней стенке, как это обычно для таких дольменов, а в боковой. Наконец, дольмены с ложными порталами имеются в долине реки Дедеркой и в 6 км от города Туапсе (урочище Каштановая балка). В отличие от дольменов с обычным порталом преимущественная ориентация ложнопортальных дольменов по сторонам света выражена еще менее четко. Известный советский археолог В. И. Марковин отметил лишь тенденцию строителей этих сооружений — размещать истинное отверстие с наиболее затененной, незаметной стороны (север, запад).

Дольмены-монолиты, то есть целиком, вместе с крышей, выдолбленные из одного куска камня, к сожалению, сейчас известны лишь по упоминаниям в литературе. Они были раньше в поселке Холмском, в Геленджике, в селе Береговом, что в низовьях реки Пшады, в Архипо-Осиповке. Сейчас остался только один монолит у села Волконка на реке Годлик (Русское Причерноморье).

Из перечисленных типов дольменов плиточный является наиболее древним, и все остальные подражают ему.

Существуют различные вариации в архитектурном оформлении дольменов. Иногда камера дольмена в плане имеет форму не прямоугольника, а трапеции, еще реже встречаются многоугольные в плане камеры дольменов (с числом углов больше четырех). Есть «двухкомнатные» дольмены (с двойными камерами), есть дольмены с двускатными крышами. Ареал многогранных, двухкамерных и двускатных дольменов — на северных склонах Кавказа (целиком в пределах горного Закубанья).

Некоторые большие дольмены украшены приставными портальными выступами — двумя контрфорсами, расположенными в одной плоскости с плитой-фасадом (упоминавшийся дольмен у моста через Догуаб). Такие дольмены, а также дольмены с двумя камерами имеются также в Турции и Каталонии (Испания).

Вообще наибольшее архитектурное сходство кубанские дольмены имеют с дольменами в Пиренеях, и это, быть может, является еще одним подтверждением таинственной, пока еще совсем мало исследованной связи древних басков с народами Кавказа (некоторые филологи склонны относить язык басков к кавказской группе языков).

Есть дольмены, крыша которых закруглена по верхним боковым ребрам и по обоим задним углам. Изредка попадаются и круглые дольмены (дольмен на реке Жане в Геленджикском районе). На внешней (иногда на внутренней) поверхности некоторых дольменов встречается нехитрый орнамент в виде зигзагообразной штриховки (дольмен в ущелье реки Адегой близ станицы Шапсугской), солярных знаков, частей человеческого тела, фаллических изображений, а в иных случаях даже примитивный рельеф в виде обращенных вниз зубчиков на боковых торцах верхней плиты. На крыше некоторых дольменов имеются чашеобразные углубления, давшие повод думать, что в эти последние помещались жертвоприношения или пища во время тризн.

Во многих дольменах полом служит монолитная песчаниковая плита (шестая по счету во всем сооружении), в других случаях пол мавзолея вымощен мелким камнем, а в середине его находится каменный ящик.

Перед фасадом дольмена всегда имеется площадка — иногда искусственная, иногда естественная, изредка огороженная менгирами и кромлехами. У одного из описанных в литературе дольменов-монолитов такая площадка размерами 2,5X2,5 м вырублена на уровне его пола из той же скалы, что и сам дольмен, и находится на высоте более 3 м над поверхностью земли. Очевидно, такая площадка была нужна для ритуальных целей.

Отверстие портала всегда достаточно широко для того, чтобы в него мог проникнуть человек. В литературе описан только один дольмен, имеющий маленькое овальное отверстие с наибольшим размером 26 см. Он был обнаружен Е. Д. Фелицыным на Зацепиной поляне близ станицы Баговской.

Вес монолитных плит, использованных при строительстве дольменов, достигает 23 т. Строители использовали местные породы — прочные песчаники, плотные известняки, но иногда эти гигантские плиты им приходилось транспортировать на расстояние 15—20 км. В таких случаях были нужны одновременные усилия не менее 150 человек, быть может, использовалась тягловая сила быков. Камень обкалывался, шлифовался, в плитах выбивались пазы.^Считается установленным, что строители дольменов применяли при обработке плит шлифовальные камни и тесла с округлыми и прямыми лезвиями, что при возведении мавзолеев они использовали натянутый шнур и отвес. Перемещая и разворачивая многотонные глыбы, они прибегали к помощи рычагов, веревок, подсыпок и тому подобных средств.

Дольмены служили местами одиночных, парных и множественных захоронений. В последнем случае покойники сидели в. нем по углам и в центре. Рядом с ними располагалась погребальная утварь: керамика с примитивным орнаментом, металлические ножи и топоры, ритуальные бронзовые крюки, кремневые наконечники дротиков и стрел. Тела умерших украшали сердоликовые бусы, золотые височные кольца. Иногда в дольменах находили скелет собаки — это животное сохраняло свое сторожевое назначение и в погребальном ритуале.

Многие изделия, найденные в дольменах, выполнили роль «опорных» (то есть по ним было установлено время создания дольменов), другие были квалифицированы как материал, помещенный внутрь мавзолеев в более поздние времена. Найденный инвентарь и орнаментировка дольменов, символизирующая идею возрождения жизни и идею плодородия, свидетельствуют о связи между культурами горного Закубанья и Средиземноморья.

Впоследствии некоторые дольмены стали играть роль мест вторичных, многократных захоронений и превратились во вместилища костей — оссуарии. В дальнейшем дольменное погребение сменилось обычаем хоронить мертвецов на ветвях деревьев.

Дольменная культура сыграла заметную роль в становлении абхазо-адыгского этноса на его раннем этапе. Мегалитические мавзолеи вошли в словарный состав языков народов западной оконечности Кавказа и в их предания. Мегрелы называли дольмены «одзвале», «садзвале» (вместилища костей), а также «мдишкуде» (дома великанов), абхазы — «адамра» (древние могильные дома). Адыги первоначально пользовались словрм «кеу-неж», которое имеет тот же смысл, что и абхазское «адамра», а в более поздние времена термином «испыун» («испун», «спыун»), который переводится как дом карлика («спи»—карлик, «унэ»—дом). Согласно адыгским преданиям, дольмены — жилища, построенные великанами («нарт», «еныжь») для соседнего с ними племени карликов («спи», «цан», «цанна») из великодушия и жалости к беззащитным существам (впрочем, имеется вариант легенды, утверждающий, что коварные карлики вынудили хитростью простодушных гигантов выполнить эту работу). Более поздние адыгские сказки утверждают, что круглое отверстие входа дольмена гномы, как лихие джигиты, преодолевали, выпрыгивая из испыуна и запрыгивая внутрь его верхом на зайцах.

Появившиеся впоследствии в горном Закубанье черноморские казаки окрестили дольмены «богатырскими хатками» — названием, отражающим скорее не размеры здания, а усилия, употребленные при его постройке.

Дольмены Кубани вот уже почти двести лет вызывают пристальный научный интерес. Ученые подчеркивают, что с ними продолжает быть связано множество тайн и загадок. Слабо пока изучены прижизненные поселения носителей дольменной культуры, еще не создана хронологическая шкала дат сооружения дольменов, основных архитектурных типов и смены погребального обряда в них. Недостаточно разобран вопрос об отношении культуры дольменов к предшествующим и последующим культурам. Неравномерно исследованы существующие дольмены. Хорошо изучено, например, содержание богатейших захоронений в Новосвободненском дольменном некрополе и в многочисленных дольменах Абхазии, и в то же самое время существует множество дольменных групп в горном Закубанье и Русском Причерноморье, которые еще никогда не рассматривались. До сих пор нет обмеров, описаний, чертежей многих дольменов и разработанных методов систематизированного сравнения их особенностей. Недостаточно изучена и сравнительная архитектура дольменов Кавказа и остального мира. Все это налагает особую ответственность на нас, живущих сегодня: каждый дольмен должен оберегаться нами как зеница ока. Парадокс: дольмены пережили эпохи варварства, нашествий и войн — и сохранились. А сегодня, в век расцвета цивилизации, в век массового образования, мы становимся свидетелями случаев порчи дольменов нашими современниками.

Каждый дольмен должен быть заинвентаризован, снабжен охранительным аншлагом, подходы к нему в лесу должны быть отмечены стрелками-указателями. При горных лесоразработках вокруг дольменов следует оставлять кольцо нетронутого леса. Все эти меры могут возбудить должное уважение к памятникам, невообразимой давности.

Опыт последних десятилетий показывает, что некоторые из дольменов, относящиеся к описанным в литературе дольменным группам, местонахождение которых потеряно, были вновь обнаружены туристами. Кроме того, не исключена возможность обнаружения дольменов, неизвестных науке, не включенных в существующие каталоги. Задача отыскания дольменов, снабжения их аншлагами доступна всем, кто ходит в горы работать или путешествовать: лесорубам, туристам, краеведам, охотникам, юным следопытам.

...Верховья Пшиша отделены Главным Кавказским хребтом от верховий впадающей в Черное море реки Аше, бассейн которой является средоточием наиболее интересных и редких по архитектуре ложнопортальных дольменов. Из долины Пшиша в долину реки Аше ведет тропа одного из самых старых пешеходных маршрутов в Краснодарском крае — № 29.

Его своеобразие состоит в том, что часть пути туристы проходят по гребню Главного Кавказского хребта— от вершины Семашхо до вершины Бекишей. Рядом с Семашхо (1459 м) на Водораздельном хребте расположена гора Батарейная (1397 м). Этому названию она обязана сентябрьским дням 1942 года, когда на ней располагалась артиллерийская батарея старшего лейтенанта Кольцова. Прямой наводкой она уничтожала рвавшихся к перевалу фашистов. С вершины горы Батарейной артиллеристы могли далеко просматривать местность: отсюда как на ладони им были видны склоны горы Индюк, разъезд Гойтх на единственной пересекавшей Кавказский хребет железной дороге Армавир — Туапсе, проселочная дорога на Туапсе, горные тропы в долине реки Пшехи, притока Белой. Батарея отбила более сорока атак гитлеровцев, и враг здесь так и не прошел.

Лесные чащи в долинах Пшиша и его притоков в годы войны служили приютом для партизанских отрядов, возглавлявшихся В. И. Хомяковым и Ф. С. Готьваном. Народные мстители истребляли живую силу и технику врага, а также сделали все, чтобы в его руки не попала ни одна капля хадыженской нефти. Они законопатили довоенные эксплуатационные скважины и уничтожили те, которые немцы пытались вновь бурить.

Во время Отечественной войны в долине Пшиша несколько месяцев шли кровопролитные бои, оставившие во многих местах на склонах гор обгорелые и расщепленные снарядами и бомбами пни. В дни наступившего мира эти изуродованные останки деревьев были выкорчеваны, земли распаханы, и на оголенных от леса склонах появились молодые фруктовые сады, обширные плантации мускатного шалфея, лаванды, перечной мяты, евгенольного базилика, казанлыкской (крымской) красной розы. Эти культуры, богатые эфирными маслами, являются ценнейшим сырьем для парфюмерной промышленности.

Тысячи гектаров дикорастущих фруктовых деревьев — живой памятник некогда густо расположенным в долине Пшиша хатукаевским аулам. Сегодня дикие сады вновь поставлены на службу человеку. Используются их исключительная приспособленность к почвенно-климатическим условиям гор, их долговечность, высокая урожайность и стойкость по отношению к болезням и насекомым-вредителям. Начало систематическому окультуриванию дикорастущих рощ было положено в 1955 году, когда сотни энтузиастов вышли в леса с топорами, лопатами, пилами и граблями очищать от зарослей старые хатукаевские сады. Они срезали дикие кроны, расчистили делянки, а специалисты-садоводы привили черенки культурных сортов на высоких пнях — подвоях. И на месте дремучей чащи поднялись новые сильные деревья, дающие небывало высокие урожаи яблок, груш и слив.

Долина Пшиша густо заселена. Кроме города Хадыженска, на берегах привольно раскинулись станицы Кабардинская, Лесогорская, Тверская, Гурийская, Черниговская, Бжедуховская, аулы Габукай, Теучеж-хабль и другие населенные пункты.


^ Долиной Псекупса к берегу моря




...Есть наслажденье в бездорожных чащах, Отрада есть на горной крутизне, Мелодия — в прибое волн кипящих, И голоса — в пустынной тишине.
 

Джордж Гордон Байрон

 

Псекупс берет начало на северо-западном склоне горы Агой. Вершина ее (995 м) доминирует над всей той частью Кавказа, которая расположена к западу от транскавказской железной дороги Армавир — Туапсе. Горы здесь невысоки, но они сохраняют удивительно живописный и разнообразный облик вплоть до самого западного края — долины Сукко близ Анапы: чудесные дубово-буковые леса, многочисленные панорамные вершины, скалистые ущелья, водопады, причудливые скалы и солнечные поляны, радующие глаз своим пышным разнотравьем. Такова же и долина Псекупса: в своей верхней части она имеет вид узкого ущелья, покрытого лесами, затем в ней начинается чередование привольных полян, раскинувшихся в котловинах, образуемых округлыми горами, с щелями теснин, которые на Псекупсе и многих других соседних притоках Кубани — Чибии, Афипсе и других носят данное местным населением название «Волчьи ворота». Эти сужения означают, что в таких местах Псекупс прорывается через систему хребтов, идущих параллельно Водораздельному хребту Большого Кавказа. Разрубив самый последний — самый северный — из них на две части — правобережную (Котх) и левобережную (Пшаф), Псекупс выходит за пределы гор и спускается по предгорьям — террасам реки Кубани. Завершив свой почти полторастакилометровый путь, он впадает в Краснодарское водохранилище.

Еще до выхода из ворот Кавказских гор Псекупс принимает в себя два крупнейших из его многочисленных притоков —Чепси и Каверзе.

Из верховьев разветвленного бассейна реки Чепси ведут невысокие, покрытые лесом и лугами перевалы в долины рек Нечепсухо и Шапсухо, впадающих в Черное море, а на крупнейшем притоке Чепси —Аюке находятся уникальные памятники природы — каскад водопадов и знаменитая Фанагорийская сталактитовая пещера. Из пяти Аюкских водопадов наиболее сильное впечатление оставляют второй, под пятиметровыми струями которого имеются озерца — «ванны» и «котлы», а также третий.

Фанагорийская пещера — самая большая в горных окрестностях Краснодара. По последним данным, ее длина достигает 800 м. Она простирается с северо-востока на юго-запад. Вход в нее расположен на узком гребне водораздела между речкой, текущей со склонов Главного Кавказского хребта по так называемой Пещерной щели, и Аюком, в 5—6 минутах ходьбы от последнего. Пещера начинается пятидесятиметровым коридором, очень тесным, сужающимся к полу и потолку. Стены пещеры покрыты налетом вязкой желтой и белой глины, ноги хлюпают по воде — навстречу бежит ручеек, температура воды в котором одна и та же зимой и летом (7—8°С). Коридор сменяется первым залом, украшенным сталактитами и сталагмитами, большая часть их варварски уничтожена «любознательными» посетителями. Затем снова коридор и снова зал. Самым большим является третий зал пещеры: его длина достигает 34 м. В сталактитах и сталагмитах накапливается радиогенный углерод, что и обусловливает некоторую ионизацию воздуха. Пещера залегает в. нижнемеловых известняках (валуны и гальки коралловых известняков, скрепленные известковым цементом) и имеет карстовое происхождение. В ней были обнаружены кристаллы исландского шпата — вещества, обладающего хорошо выраженным свойством двойного лучепреломления.

Не так давно все ущелье Аюка было покрыто девственными дубовыми и буковыми лесами, испещренными одиночными экземплярами пихты близ входа в пещеру. В уже упоминавшемся первом советском путеводителе по тогдашнему Кубанскому округу «Кубань и Черноморье» (1927) читаем: «Весьма рекомендуется от села Фанагорийского нанять проводника, так как без его помощи трудно бывает найти вход в пещеру в диком, малодоступном ущелье реки Аюк... сплошь покрытом буковыми и дубовыми лесами». В настоящее время лес по всему левому берегу Аюка полностью вырублен — от самой кромки воды до гребня горного склона, хотя существующие нормативы запрещают рубку в прилегающей к реке полосе менее чем километровой ширины. В результате река обмелела, и расположенные невдалеке от пещеры водопады, некогда заглушающие своим ревом все вокруг, утихли.

Да, лес —это резервуар ценнейшей древесины, идущей на нужды строительной и мебельной промышленности, использующейся для производства лекарств и дубильных веществ. Но живой лес является и основным, наиболее благоприятным для человека фактором географической среды, ибо жизнедеятельность леса сохраняет и улучшает почву и климат, режим рек и чистоту воздуха. Особенно это относится к горным лесам, которые предупреждают катастрофический смыв почвы бурными паводками и селями, обеспечивают накопление запасов подземных вод и регулируют их сток с гор на равнину.

После порубок горные леса восстанавливаются гораздо медленнее, чем равнинные, а ведь более 90 процентов лесов Краснодарского края — горные. И в этой связи ученые Кубани неоднократно ставили вопрос о необходимости создания на базе лесов края, не вошедших в Кавказский государственный биосферный заповедник, двух резерватов с режимом национального, или народного парка (когда разрешен массовый туризм с соблюдением строгих правил культуры поведения, но исключается промышленная деятельность). Эти два резервата — Кубанский лес и Черноморский лес включили бы в себя соответственно все леса края в пределах Закубанья и полосы между берегом моря и Главным Кавказским хребтом. К сожалению, в обозримом будущем не предусматривается внедрение этого предложения в жизнь, и интенсивная добыча леса в горах Краснодарского края продолжается. При этом в ряде мест нарушаются утвержденные Правила рубок главного пользования в горных лесах Северного Кавказа. Допускаются перерубы древесины сверх установленных норм, лесосеки остаются захламленными: на них ежегодно сгнивают и сжигаются сотни тысяч кубометров древесных отходов. В тех же урочищах, где промышленная добыча древесины прекращена и предусмотрены только санитарные рубки, нормы последних порой завышаются и, чтобы выполнить их, лесорубы валят здоровый лес.

Всестороннее проведение в жизнь ленинского принципа рационального природопользования является первостепенной, неотложной задачей лесного хозяйства горного Закубанья. Составлена карта лесов: 49 процентов их общей площади, включающей курортные зоны, зеленые пояса городов, лесополосы на полях и вдоль путей сообщения, защищены особым режимом рубок, призванных повысить их оздоровительное значение (осветление, прореживание, санитарные рубки). Вторую группу составляют водоохранные леса, в которых добыча древесины ограничена так называемой расчетной лесосекой (нормой эксплуатации лесных богатств, предусматривающей ежегодный прирост древесины на единицу площади). Разрабатываются методы выборочной рубки, стимулирующей развитие леса, способы искусственного восстановления буковых и пихтовых лесов, вопросы, связанные с расселением быстрорастущих (акация, тополь), а также полезных в хозяйственном отношении пород (грецкий орех, съедобный каштан).

Верховья Аюка отделены отрогом Главного Кавказского хребта, простирающимся между вершинами Чубатая и Щетка, от верховий другого притока Псекупса — Каверзе. Заросшее вековым, дремучим лесом ущелье этой реки разительно контрастирует с опустошенной долиной Аюка. Русло Каверзе, во многих местах заваленное огромными валунами и стволами упавших деревьев, рассекается многочисленными водопадами, самый большой из которых достигает десятиметровой высоты. На верхних уступах многих из них имеются плоские, отполированные водой до идеальной гладкости каменные площадки, иногда простирающиеся до следующего водопада.

Перед самым большим водопадом появляются мощные скалы: весь орографически правый берег Каверзе принимает вид отвесной белокаменной стены. В ее основании привлекает внимание большой грот: вход в него занавешен паутиной искрящихся на солнце тончайших струек.

Выше Большого Каверзинского водопада на берегу одного из притоков Каверзе находится как бы запрятавшийся в складках местности вход в .пещеру, откуда течет ручей. Эта пещера была обнаружена в октябре 1973 года студентами Кубанского государственного университета и получила название Университетской. Внутри пещеры имеется водопад. До настоящего времени она не пройдена до конца. Исследовано только одно ее ответвление.

Вскоре вслед за открытием Университетской пещеры на том же правом берегу Каверзе, но несколько ниже, была обнаружена еще одна пещера такого же типа. Это дает основание думать, что в бассейне Псекупса имеются и другие пещеры, не считая, разумеется, искусственных Богатырских в районе курорта Горячий Ключ, пользующегося давней всесоюзной известностью.

Курорт расположен на правом берегу Псекупса в уже упомянутом нами месте — там, где река покидает пределы Кавказских гор, вырываясь между хребтами Котх и Пшаф. Город тесно прижался к северным склонам Котха, многие его улочки взбегают высоко на контрфорсы хребта.

В 1868 году здесь было основано поселение, получившее официальное название «Местечко Алексеевский Горячий Ключ». Росло оно медленно: в 1900 году здесь было всего 129 дворов, в которых проживали 483 человека.

Этот бальнеологический (а в последнее время и питьевой) курорт возник на основе горячих минеральных источников, выходы которых сосредоточены на небольшой поляне в глубине короткого, поперечного к Котху ущелья (первого к востоку от Псекупса и отделенного от него эффектно обрывающейся к реке скалой «Петушок»). Поляна, закованная с трех сторон в отвесные песчанистые скалы, поросшие дремучим лесом, и освещенная, как дно колодца, лишь лучами, падающими сверху, называется Минеральной площадкой. На ней расположены каптажи сероводородных источников. Температура их колеблется от 45 до 56 градусов.

Целебные свойства этих вод были известны более двух тысяч лет тому назад. Об этом свидетельствуют золотые, стеклянные и каменные изделия (монеты, бусы, наконечники стрел), найденные рядом с одним из источников во время геологических и гидрологических разведок под руководством академика И. Н. Славянова. Современные ученые интерпретируют эти предметы как дары, приносившиеся в благодарность за исцеление. Во время последующих археологических раскопок было найдено множество греческих монет VI века нашей эры.

Вплоть до 1864 года на протяжении нескольких столетий здесь каждое лето возникал народный курорт. Из близлежащих мест съезжались сюда адыгейцы, везя с собой на лошадях необходимую для «курортного сезона» утварь, строили летовки и принимали ванны в деревянных срубах (также отмеченных академиком Славяновым), ямах и маленьких бассейнах овальной формы. О коренных жителях долины Псекупса этой эпохи — бжедухах свидетельствуют два каменных памятника, найденные на Минеральной площадке. Один из них по-прежнему находится у входа на площадку. Надпись на нем гласит: «Этот памятник сделал бжедухский князь Айтеч Хаджи (родоначальник князей Хаджимуковых) в честь своего любимого дворянина и спутника Хапача Лакшука, ездившего с ним в Мекку в качестве паломника и скончавшегося на возвратном пути в город Дамаск Сирийский. Памятник поставлен 1132 геджир месяца шеваль» (то есть по нашему календарю в 1717 г.). Второй памятник, в настоящее время убранный с поляны, относится к той же эпохе, но надпись на нем более лаконична: «Это камень Заурбеч, поставлен он в месяц зилькийда».

Надпись на первом памятнике рассматривается учеными как подтверждение версии о том, что аул Лакшукай некогда находился не там, где он расположен в настоящее время, а на месте Горячего Ключа.

Упоминающийся в этой надписи Хапач Лакшук известен и по текстам адыгейских песен, которые характеризуют его как героя племени бжедухов, храброго и умного военачальника.

Псекупские минеральные воды стали известны в России в 1829 году, когда они были обнаружены поручиком Новицким, одним из исследователей кавказских предгорий. Но водолечебница была открыта только в 1864 году, и эта дата явилась первой вехой в истории знаменитого бальнеологического курорта, истории, сохранившей для нас имена его основателей — старшего врача Екатеринодарского войскового госпиталя М. А. Рымашевского, инициатора создания курорта, инженера А. В. Конради, осуществившего каптаж источников, доктора И. Ф. Косинова, прогрессивно настроенного просветителя, много сделавшего для благоустройства Горячего Ключа. У источников были выстроены общая купальня и лазарет на пятнадцать коек, через четыре года здесь было уже три купальни и постоянный госпиталь на двести коек. Но правом пользоваться стационарным лечением в нем могли только лица казачьего сословия, причем существовали офицерский и общий бассейны. Представители других привилегированных слоев населения могли добиться разрешения на приобретение разовых талонов в ванные здания, а больные из простонародья были вынуждены искать исцеление в стоках купален, выведенных в Псекупс.

Только Великая Октябрьская социалистическая революция отменила эту позорную дискриминацию. 4 апреля 1919 года В. И. Ленин подписал постановление Совнаркома о переходе всех курортов в государственную собственность. И вскоре после того, как в окрестных горных ущельях были ликвидированы остатки белых банд, в сентябре 1921 года, госпиталь Кубанского казачьего войска был реорганизован в советский курорт. Здесь был создан круглогодичный санаторий.

Но развитие курорта прерывается Великой Отечественной войной. Гитлеровцы дотла сожгли корпуса санатория, разрушили электростанцию, районную больницу, мебельную фабрику, табачно-ферментационный завод.

Вскоре после начала оккупации города в его южных, горных окрестностях начались тяжелые бои, имевшие решающее значение для обороны всего Кавказа.

Не удался гитлеровский план прорыва в Закавказье под выспренным названием «Эдельвейс». Завязли фашисты на северных склонах высокогорных перевалов Краснодарского края и Балкарии, на южных склонах перевалов, ведущих из Карачая в Абхазию. И тогда они любой ценой решили прорваться через Кавказ в его низкогорной части — выйти к Туапсе, блокировать со стороны Закавказья Военно-Грузинскую дорогу и затем осуществить прорыв к Каспийскому морю. Главный удар по направлению Туапсе гитлеровцы пытались нанести из района Нефтегорска по долине Пшиша, а вспомогательный — из района Горячего Ключа по долине Псекупса. Так началась знаменитая Туапсинская оборонительная операция советских войск.

Поднявшись от Богатырских пещер на гребень горы Лысой, понимаешь, почему, как упоминает в книге «Битва за Кавказ» Маршал Советского Союза А. А. Гречко, значение этой высоты подчеркивалось в указаниях Ставки Верховного Главнокомандования. С каждым поворотом гребня открывается вид то на нижнюю часть долины Псекупса, то на его верховья. Распахиваясь в дрожащую синеву горизонта, видны Волчьи ворота — сужение долины Псекупса, выход в Фанагорийскую котловину. Осенью 1942 года командир 30-й Иркутской дивизии Б. Н. Аршинцев заманил в эту теснину дивизию генерала Штеккенбергера — в заготовленный в котловине мешок, в котором было перебито больше половины гитлеровцев. Правее возвышается сумрачная громада горы Хребтовой, у западного склона которой располагался штаб Аршинцева — в блиндажах, вырубленных прямо в скале. Еще правее — гора Солодка, на вершине которой был наблюдательный пункт командира Иркутской дивизии.

Ныне между Хребтовой и Солодкой проходит шоссе на Джубгу, где белеет памятник с надписью: «В ноябре 1942 года на этом рубеже воины 30-й Иркутской дивизии остановили врага. Отсюда в ноябре 1942 года 56-я армия начала героическое наступление по плану «Горы».

И отсюда же, преодолев самые крутые, западные, склоны Лысой, иркутцы захватили вновь вершину этой горы, тяжело израненной бомбами и снарядами, чтобы стоять на ней насмерть.

Ныне на вершине Лысой высится скромный обелиск, напоминающий о павших здесь героях. А в двух десятках километров отсюда — район еще более ожесточенных битв. Это — гора Кочканова, что поднимается над станцией Афпостик, а за ней — Сарай-Гора над станцией Челипси. Обе вершины расположены на водоразделе между долинами Псекупса и Пшиша, по которым гитлеровцы рвались в Туапсе. Даже сейчас, спустя более сорока пяти лет, находясь здесь, нельзя ступить шагу, не натыкаясь на свидетельства кровопролитнейших боев. Гребни обеих гор изрезаны окопами, вспаханы воронками бомб и снарядов, а отойдя метров на сто от тропы, можно за четверть часа наполнить рюкзак ржавыми, прострелянными солдатскими касками и обломками разнообразного оружия. Недаром обе невысокие (611 и 772 м) вершины упоминаются на страницах 12-томной «Истории второй мировой войны 1939—1945 гг.».

...В 6 км от Горячего Ключа, на берегу реки Каверзе, раскинулась станица Пятигорская. В 1976 году на месте, дальше которого фашисты не смогли прорваться, был торжественно открыт обелиск Славы, обозначающий рубеж, с которого началась наступательная операция наших войск под кодовым названием «Горы».

Операция «Горы» ставила своей целью в три этапа прорвать оборону немцев в районе Горячего Ключа и станицы Крепостной на реке Афипс, овладеть Краснодаром или блокировать его. Она завершилась освобождением Краснодара 12 февраля 1943 года.

«Особенно отличились в этих боях,— говорится в книге Маршала Советского Союза А. А. Гречко «Битва за Кавказ»,— войска 17-го Кубанского казачьего кавалерийского корпуса, прикрывавшие Туапсинское шоссе, и 30-й Иркутской дивизии под командованием Б. Н. Аршинцева, которые действовали в районе Горячего Ключа».

Прошли послевоенные годы... Поселок Горячий Ключ в 1965 году преобразован в город. На зеленом фоне гор забелели многоэтажные здания, столь поначалу непривычные в облике бывшего поселка. Возникли новые промышленные предприятия: опытно-показательный лесокомбинат, завод дубильных экстрактов, филиал объединения «Дубитель», пищекомбинат, рыборазводный и молочный заводы и другие.

Горячеключевский завод минеральных вод выпускает в год 16 миллионов бутылок минеральной воды, пользующейся большим спросом, и мощности его продолжают расти. Мебельная фабрика изготовляет театральные кресла, платяные шкафы, гарнитуры для прихожих. Лесокомбинат отправляет ежегодно лесоматериалов на 7—8 миллионов рублей.

Но значение города определяется прежде всего сосредоточенной здесь «индустрией здоровья», которая представлена четырьмя санаториями — «Горячий Ключ», «Предгорье Кавказа», имени Н. А. Островского и «Звездочка» (детский), двумя профилакториями, двумя десятками колхозных домов отдыха и курортной поликлиникой.

В 1973 году почти все перечисленные учреждения вошли в состав впервые созданного в нашей стране в соответствии с решением ВЦСПС санаторного курортного объединения (на базе санатория «Горячий Ключ»).

В связи с созданием объединения значительно расширилась и модернизировалась материальная база курорта. Появились новые здания водолечебницы, семиэтажный спальный корпус санатория «Предгорье Кавказа» на 500 мест с клубом и диетической столовой, еще одна столовая на 400 мест, замечательная питьевая галерея, удивительно удачно вписавшаяся в горный ландшафт.

Горячий Ключ, всю свою историю ютившийся б горном тупике, оказался расположенным на новой автотрассе, ведущей по живописным местам от Краснодара вдоль берегов Краснодарского водохранилища, мимо города Теучежска и далее вверх по Псекупсу и Каверзе к невысокому (368 м) перевалу через Главный Кавказский хребет, позволяющей достичь за два часа Джубги, расположенной на берегу Черного моря.

Через Горячий Ключ прошла и новая, электрифицированная железная дорога Краснодар — Туапсе. Следующие за Горячим Ключом остановки электрички — Фа-нагорийская, Афпостик (сокращение исторического наименования Афанасьевский Постик), Чинары, Челипси, Кривенковская — служат теперь отправными пунктами для походов выходного дня: восхождений на вершины Нависла (704 м), Почепсухо (910 м) и уже упоминавшиеся Сарай-Гору, Индюк, Агой, Батарейную и Семашхо. Зона походов выходного дня из Краснодара, таким образом, существенно расширилась.

Трехкилометровый туннель, по которому новая железная дорога прошла под Главным Кавказским хребтом, позволил включить в эту зону и участок Черноморского побережья от Бетты до Аше.

 

^ Лесистый мир Афипса




В ущелье не проникал еще радостный луч молодого дня; он золотил только верхи утесов, висящих с обеих сторон над нами; густолиственные кусты, растущие в их глубоких трещинах, при малейшем дыхании ветра осыпали нас серебряным дождем. Я помню,— в этот раз больше, чем когда-нибудь прежде, я любил природу.
 

М. Ю. Лермонтов

 

Истоки Афипса прячутся в дремучем лесу на северовосточном склоне горы Большой Афипс, расположенной в главном водоразделе. Направляя свой бег на север, Афипс рассекает параллельные водоразделу хребты и, выйдя на просторы предгорной равнины, вливает свои воды в Шапсугское водохранилище, созданное в русле реки Кубани.

Причудливая скелетная схема бассейна Афипса выделяет его из семьи всех остальных левых притоков Кубани. Дело в том, что у Афипса имеются два крупных притока, соперничающих с ним по величине и впадающих в него только в его нижнем течении. Это — Шебш, длина которого 100 км, и Убин — 60 км. Путешествуя по долинам этих притоков, неизменно воспринимаешь их как реки того же ранга, что и Афипс, то есть как независимые притоки Кубани. Это обманчивое чувство связано с тем, что устья обоих притоков расположены далеко за пределами гор, в которых обычно проходят туристские маршруты. Места автомобильных заездов со стороны шоссе Краснодар — Новороссийск в обе эти долины также находятся выше этих устьев. Более того, сам факт впадения реки Убин в Афипс оказался замаскированным вследствие создания Шапсугского водохранилища, так как теперь воды Убина вливаются именно в это искусственное озеро в некотором отдалении от устья Афипса, а не в сам Афипс.

Шебш и Убин в свою очередь имеют крупные притоки. Это — Безепс и Малый Убин.

Вместе с упомянутыми и остальными притоками площадь водосборного бассейна Афипса составляет внушительную для небольшой горной реки цифру— 1380 км2.

Водный режим Афипса — паводочный. Минимальный уровень воды здесь наблюдается с июля по сентябрь, максимальный — весной. Расход воды в реке у станицы Смоленской колеблется в диапазоне от 0,005 до 272 м3/с Еще сильнее колебания уровня в Убине, текущем в окружении более высоких гор и в более тесном ущелье. В сухое время года он выглядит иногда цепочкой изолированных лужиц, а в дни интенсивного таяния снегов —
8640788500959228.html
8640930744524459.html
8641002670880937.html
8641251767195471.html
8641441689844148.html