В ЗАЩИТУ МАТЕРИИ ОТ СОЗНАНИЯ - «Физические модели и реальность. Проблема согласования термодинамики и меха­ники»


^ В ЗАЩИТУ МАТЕРИИ ОТ СОЗНАНИЯ


Уважаемая редакция!)

Я обращаюсь к вам по поводу отчетливого проявления в некоторых опубликованных у вас статьях общего современного явления, на которое уже обратил ваше внимание Р.А.Аронов [1], классифицировав его как «синдром Хлодвига»: во времена общест­венных переломов и смут появляются как грибы многочисленные несообразные теории и поверия.

Странные вещи происходят в наше время: свои поверх­ностные, обрывочные, неотработанные и зачастую уже давно отвергнутые наукой идеи о связях вещей в мире явно неумелые методологически авторы поспешно и с готовностью предлагают публично как многообещающие и глубоко научные прозрения, а самые высоконаучные издания их интенсивно и без критики публикуют.

Так, якобы методолог синергетики В.Г.Буданов в числе многого прочего связал расстояния планет от Солнца с цветами христианства, ислама и буддизма [2]! С более полным обзором его столь же любопытных и решительных «открытий» можно ознакомиться в моей статье «Синергетика как опора астрологии»
в сборнике [3]. И не только «открыл», но и протолкнул это в образование, включив в принятую в 2000-м году Минобразованием программу для гуманитариев «Концепции современного естество­знания»! В списке литературы там имеется и не менее антинаучная книжка Ф.Капры «Дао физики», призывающая к замене последова­тельного инструментального исследования природы схватыванием реальности в целом путем пристального всматривания и глубокой медитации (ее критику см. в моей статье «Анти-“Дао физики”»
в том же сборнике [3]). Впрочем, «Дао физики» приводят, видимо, не читая, и некоторые другие авторы собственных книг «Концеп­ции современного естествознания».

Известный уфолог (и не только) В.Г.Ажажа совместно
с Г.С.Белимовым опубликовали [4] свои никак не обоснованные предложения считать информацию первоосновой Вселенной. Недаром, мол, в начале было слово! (Критику см. в статье «Методология лженауки» в [5] и [3].)

Довольно-таки неожиданно в «Вестнике РАН» директор института молекулярной генетики академик РАН Е.Д.Свердлов принялся возрождать мальтузианское объяснение бедности и голодания большой части населения земли [6]. Ресурсов не хватает для всех! Можно подумать, что если бы сейчас население мира вдруг уменьшилось в 10 раз, то с голодом было бы покончено. Как бы не так! Какие такие добренькие «глобалисты», как теперь называют ультраимпериалистов, это позволят? А ведь неявно совет подается прямо для нас - как будто мы сами виноваты в нынешней бедности: вон сколько народищу наплодили! Вот когда уменьшим население до 15 миллионов, тогда ему хватит (оставляемых ему) ресурсов для достойной жизни - видимо, примерно как до пере­стройки. Мальтузианство ложно методологически, оно выводит из рассмотрения, скрывает, затушевывает существенный для человече­ского общества социальный фактор. Во-первых, производство в мире не организовано для пользы всего общества. Во-вторых, огромная часть продукта присваивается не теми, кто его произво­дит, направляется не на пользу обществу или просто хищнически растранжиривается на выдумываемые потребности. Частный пример тому - наше нынешнее телевидение: ни уму, ни сердцу или хуже того - огромный вред для того и другого при огромных возможностях для пользы ума и сердца. Или одна только трата триллиона долларов в год на военные расходы составляет нелегкое и не неизбежное бремя для человечества. Мальтузианство вполне уподобляет человечество животным. Интересно поискать обратное сравнение: есть ли, скажем, у них какие-нибудь подобия Лас-Вегаса?

Недавно «Философские науки» поместили мою заметку «Уместность логики» [7] в частности против напечатанных в Вашем журнале антинаучных статей [8,9] А.Ю.Грязнова, осуждаю­щего современную физику за отказ от априоризма и от идеальных законов Ньютона, а также желающего иметь аподиктическое физическое знание! А.Ю.Грязнов вполне мог бы прочитать в изданной у нас в 1967 году книге всемирно уважаемого М.Бунге «Наука и интуиция» [10] о полном практическом крахе столь превозносимой им кантовской методологии познания, об апосте­риорной природе априористской трактовки Кантом механики Ньютона (о чем у вас писал и А.Н.Арлычев в отклике [11] на статью Грязнова [8]). Полезны также и реалистические представления о действительной задаче и процессе первоначально неинформированного мозга устанавливать координацию между ощущениями и возможными действиями, при которых прощупы­вается (испытывается) реальное пространство, так что возни­кающие на данных масштабах представления о пространстве в какой-то существенной мере отвечают именно реальным возмож­ностям движения и, соответственно, реальному пространству. Априорных же представлений о пространстве и вообще о реальном мире не существует.

Р.А.Аронов уже опубликовал в 2001 году в вашем журнале критику [12] удивительного приписывания М.Б.Менским [13] в «Успехах физических наук» сознанию наблюдателя решающей роли в выборе «одного из альтернативных результатов квантового измерения». Вслед статье Менского еще полудюжина авторов [14-19] также либо предположила прямое управление материей со стороны сознания субъектов, либо приписала сознание самой материи, а один заявил просто об отсутствии проблем с квантовой механикой [20]. Последняя по времени из той серии статья [19] даже с вызовом названа «В защиту квантового идеализма». Эти статьи я критически разобрал в заметке «Странная физика» в сборнике [3].

А сейчас у вас в 6-м номере за 2004 год появился еще один объект того же рода: новая статья М.Б.Менского «Квантовая ме­ханика, сознание и мост между двумя культурами» [21], вдобавок строящая «приложения» этой странной модели к общественным явлениям, разумеется, совершенно неосновательно.

Совсем уж далеко идущие его предположения и выводы опустим: достаточно исходных необычных для физиков пред­ложений. Здесь М.Б.Менский повторил тезис статьи [13] о том, что конкретное проявление частицы (которая раньше, согласно квантовой механике, как бы была волной вероятности) в виде пятнышка на экране управляется сознанием субъекта, которое вроде бы при осознании случающегося делает выбор, где частице из многих возможных мест возникнуть (куда упасть)! Лично я считал бы, что уже этого достаточно, чтобы закрыть рассмотрение вопроса без дальнейших обсуждений, настолько плохо связано с реальностью его предложение. Но посмотрим подробнее.

Почему-то он не стал рассматривать случай, когда субъекта при этом выпадении может и не быть, а пятнышко зафиксируется, скажем, на пленке. Реакция фиксации произойдет, видимо, не очень-то зависимо от субъекта, который может даже и не узнать о ней. Конечно, можно наговорить много вариантов притягивания субъекта к опознаванию пятен на пленке, без чего с ней вроде бы ничего и не случится, но такое нагромождение пояснений сразу же настоятельно вызывает мысль о бритве Оккама, которая должна отрезать столь неуклюжее, эклектическое предложение Менского. Оно весьма близко к солипсизму, но претендует на реально-физическое применение.

При этом Менский столь же решительно и одновременно неосновательно присоединил к мысли об управлении сознанием исходом измерения еще и идею Эверетта 1957 года [22] о расщеплении вселенных при каждом выпадении частицы (при каждой, что называется, редукции волновой функции или, как еще говорят, волнового пакета). Выбор сознанием точки падения частицы приводит к выбору вселенной, в которой оказывается данный субъект со всем, что и кто его окружает. Другие (но те же, которые с ним тут оказались?) сознания, видимо, могут выбрать другие точки и перейти в другие вселенные вместе с ним, выбравшим другую? Или одну и ту же? И что является ведущим: выпадение частицы, каковое вынужден осознать субъект (что возвращает нас к исходному вопросу), или выбор субъектом места, куда он намерен сознанием послать частицу, чтобы потом осознать случившееся (что не менее бессмысленно и нереалистично)? Эту несообразность даже трудно изложить сколько-нибудь полно и связно. И совершенно невероятен такой расход (и приход) материи - целые вселенные! - ради объяснения трудности интерпретации обычной в своей неабсолютной точности и неокончательности теории - квантовой механики. Никакая теория не стоит того. Не зря Менский скромно рассмотрел случай всего лишь двух вариантов исхода, то есть всего лишь удвоения вселенной. А ведь чаще потребовались бы бесконечные размножения, что было бы менее удобно предлагать. Все это, конечно, полный нонсенс. С этим физики никогда не согласятся. Я думаю, в свое время Эверетт или просто пошутил, или пошутил корыстно - чтобы стать столь ошеломительно и беспроигрышно знаменитым.

Более подробно разбирать культурно-социальные следствия такой мощи духа, всерьез предлагаемые Менским, нет смысла. Хочу отметить два момента. Первый - это удивительная, не характерная для физики методологическая легкость, позволяющая вводить в оборот патологические идеи, не согласовав и не стараясь согласовать их с другими знаниями. Так мы можем получить из науки лишенную какого-либо объяснительного и предсказательно­го значения фантастическую мешанину из разнородных и противо­речивых положений и, если их так можно будет назвать, теорий. По моему мнению, причиной столь свободного обращения с познанием является снизившаяся сейчас у нас серьезность науки, теперь свободно допускающая элементарное перепутывание физики с математикой. Я помню рефрен еще преподавателей математики: «Что нам мешает предположить (принять) то-то и то-то?» В физике же этому может мешать необходимость соответствовать природе, вся остальная наука о реальности. Об этой принципиальной разнице я писал в вашем журнале в статье «О связи стилей математического и физического мышления с природой задач математики и физики» [23], присовокупив слова Фейнмана [24]: «Физик ... не должен забывать о значении своих фраз. Это очень важная обязанность, которой склонны пренебре­гать люди, пришедшие в физику из математики. Физика - не математика, а математика - не физика. в физике вы должны понимать связь слов с реальным миром.» Мы видим, что этот вопрос не только продолжает быть чрезвычайно актуальным, но в настоящее время становится еще более серьезным.

Второй момент - это, по-моему, ярко проявляющаяся особенность копенгагенской интерпретации квантовой механики, как раз и способствующая чрезмерной необычности предположе­ний, предназначенных для прояснения вопросов о причинности, всё же возникающих и у некоторых ее сторонников. Согласно копенгагенской интерпретации квантовая механика полно, исчер­пывающим образом описывает реальность. Квантовая волновая функция описывает потенциальную вероятность, которая реализу­ется только при измерении. Без измерения не существует никакой реальной сущности. Полнота описания в данном случае означает отсутствие реальности более определенной, чем указывается соотношением неопределенности, из-за чего и нет смысла, то есть нечего и невозможно искать что-то более полное внутри, глубже, в субквантовом мире (которого вроде бы и нет). Поэтому поиск причин, скажем, конкретного места выпадения частицы на экран в стандартном опыте прохождения частиц через отверстие не имеет и не может иметь смысла и не может привести к более точной информации, чем обычная вероятностная квантовомеханическая. Другими словами, квантовомеханическая вероятность природна и непреодолима.

Однако интуитивно и по классической привычке все же удивительным кажется появление из какой-то потенциальной вероятности реальных частиц, и беспричинность конкретных выпадений также беспокоит. Вот некоторые и ищут необычные механизмы их порождения. Истинный копенгагенец этот вопрос решил и не будет искать более полного выяснения причин, чем их указывает квантовая механика. В указанных выше статьях по сути на этой позиции стоит А.И.Липкин [20] (которого нисколько не заинтересовал такой аспект квантового измерения, как не очень понятное дальнодействие, см. ниже). Но Менский и другие авторы аналогичных проектов, формально придерживаясь этой интерпре­тации, все же пытаются выяснить точнее причинный механизм, природу реализации конкретики из вероятностного спектра, однако вынуждены прибегать к нереалистическим идеям.

Из-за приверженности к этой интерпретации отвергается гораздо более физичная интерпретация, которой придерживались Эйнштейн, Подольский и Розен в своей эпохальной статье 1935-го года [25]. По их мнению, квантовая механика не полна, не полностью исчерпывает все подробности «физической реальности», и вероятность естественным образом проистекает из неполноты ее описания (неполноты контроля над «реальностью»). Тут нет необходимости вводить размножающиеся вселенные. Правда, пока мы не знаем, какая конкретно теория могла бы полнее описывать эту реальность.

Ни Менский, ни семеро авторов последовавших откликов в УФН не приняли и даже как будто не поняли ясных доводов и выводов, изложенных в той статье Эйнштейна, Подольского и Розена. Там возможность предсказания состояния улетевшей далеко подсистемы без возможности реального воздействия на нее рассматривается как свидетельство наличия реального состояния системы («физической реальности», что мы назвали бы материей), а не только лишь некой потенциальной возможности проявиться при измерении. Но предсказать (на основе законов сохранения, по типу определения импульса снаряда по импульсу отдачи пушки), не воздействуя реально прибором на удаленную часть, можно значение любой, на выбор, величины из полного набора коммути­рующих и некоммутирующих. Следовательно, эти любые величи­ны все там уже должны быть, а не порождаться только какие-то избранные посторонним измерением - измерением аналогичной величины у оставшейся подсистемы.

Вместо такого естественного объяснения (или хотя бы естественной для физиков склонности к такому объяснению) упомянутые авторы (кроме А.И.Липкина, который этим вопросом не заинтересовался, и И.З.Цехмистро, который вместо реального объяснения лишь переназвал эффект импликативно-логической корреляцией) привлекли сознание в качестве всеобщего нелокаль­ного по форме, мгновенно в разных местах согласованно управля­ющего фактора. Ведь в копенгагенской интерпретации конкретное состояние создается в процессе того или иного измерения (наблю­дения), и без какого-то воздействия существует лишь его вероят­ностная возможность. И «импликативно-логическая корреляция» так же реально должна бы мгновенно распространять в пространстве эффект воздействия в некоторой локальной области.

Подчеркну разницу: вместо мгновенного узнавания состояния далеко улетевшей части системы по измерению состояния оставшейся при учете действия законов сохранения при распаде системы на реальные разлетающиеся части теперь предла­гается совершенно нефизичное мгновенное создание состояния в удаленном месте измерением оставшейся части, то есть, во всяком случае, реальное мгновенное дальнодействие, для которого и предлагают фантастические механизмы, в пользу которых вдобавок ничто больше не свидетельствует.

Неприятие идеи ЭПР есть несомненное следствие некри­тического, буквального, абсолютного принятия копенгагенской интерпретации квантовой механики как окончательной. Примечательно, что автор статьи [19] М.А.Попов даже признал: «...весьма затруднительно не думать об экспериментальном квантовом результате как имеющем отношение к некоторым “предсуществующим” (до копенгагенского порождения объекта
в процессе измерения. - В.Г.) (т. е. существовавшим еще до эксперимента), “локально реальным” или “скрытым” свойствам “объективной” реальности, которая должна существовать без экспериментатора» (о чем как раз и говорили Эйнштейн, Подольский и Розен). Действительно, бритва Оккама прямо заставляет думать именно об этом. Попов совершенно верно отмечает, что «опровержения квантового идеализма» выводятся «обычно из установок антиидеализма, основанных на соображе­ниях здравого смысла». Однако он отказывается от этого напраши­вающегося заключения, так как в экспериментах не выполняются так называемые неравенства Белла [26] (разъяснены на примере в статье [18]), что, якобы отрицает наличие скрытых, субквантовых параметров.

Раньше скрытые параметры отвергали на основании теоремы Неймана или подобных доказательств [27]. Однако все эти доказательства весьма узко условны: они предполагают редукцио­нистский механизм связи квантовых наблюдаемых и скрытых параметров. Потому и оставляют возможность надеяться на интер­претацию ЭПР. Но ведь неравенства Белла также модельно-зависимы. При их выводе никак не рассмотрен механизм проведения реальных современных измерений в области сущест­венности квантовых эффектов и его влияние на полноту и точность отражения реальности и фактически предполагается тот же редукционизм, как будто сама реальность дает нам свое неиска­женное, зеркальное отображение. Классическим контрпримером такой картине может служить обычная термодинамика, которая не порождается самой механической системой, а возникает как описа­ние результатов определенного, специфического типа наблюдений (контроля) над ней [28,29]. Поэтому и невыполнение неравенств Белла тоже не может абсолютно отвергнуть идею о неполноте квантовой механики и, соответственно, стать основательным доводом в пользу прямого управления материей со стороны сознания или приписывания сознания самой материи.

Вообще для доказательства невозможности скрытых пара­метров надо доказать эту невозможность для любых механизмов преобразования реальности в наблюдаемое, чего пока, разумеется, не сделано. К имеющимся доказательствам следовало бы добав­лять: «Доказано для редукционистского варианта связи макро- и микропараметров, когда микропеременные сами непосредственно и безусловно порождают макронаблюдаемые.»

Х.Казимир, чуть ли не единственный, по поводу запрета скрытых параметров правильно сказал [30]: «...я полагаю, что общее правило состоит в том, что стремясь доказать теорему о нереализуемости чего-либо, необходимо всегда соблюдать чрезвы­чайную осторожность. ...хотя подобный анализ общих принципов измерения и вопроса о недопустимости скрытых переменных и т.п. несомненно представляет большую ценность для прояснения само­го существа наших идей, я всегда ощущаю известный скептицизм, как только в результате такого анализа возникают предсказания о невозможности существования тех или иных теорий вообще, ибо я всегда опасаюсь того, что наш ум недостаточно всеобъемлющ, что­бы точно предвидеть все многообразие мыслимых парадоксальных ситуаций. Конечно, они (ситуации. - В.Г.) не разрушили бы изложенного математического доказательства - они просто стояли бы вне его рамок.»

Именно так. Математические доказательства невозможно­сти скрытых параметров, как чисто редукционистские, следова­тельно - нереалистические, бесспорно следует отбросить. С таким же успехом строго математически можно доказывать, исходя из законов термодинамики, что термодинамические системы не могут состоять из механических частиц, или что при механических частицах невозможны статмеханика и термодинамика, что и делалось неоднократно [31,32]. При очевидной и проверенной на моделях возможности термодинамики при классических частицах эти доказательства своими отрицательными результатами лишь в очередной раз доказывают несостоятельность редукционизма.

Литература

[1] Аронов Р.А. Синдром Хлодвига и интерпретация научного знания // Вопросы философии, 2004, № 9, с. 170-175.

[2] Буданов В.Г. Синергетическая алгебра гармонии // Синерге­тическая парадигма. Многообразие поисков и подходов. - М.: Прогресс-Традиция, 2000, с. 121- 137.

[3] Губин В.Б. О методологии лженауки. - М.: ПАИМС, 2004.

[4] Ажажа В.Г., Белимов Г.С. К вопросу об информационной первооснове микро- и макромиров Вселенной // Философские науки. 2001, № 1, с. 125-130.

[5] Губин В.Б. О физике, математике и методологии. - М.: ПАИМС, 2003.

[6] Свердлов Е.Д. Возвращение преподобного Томаса Мальтуса // Вестник РАН, 2004, № 9, с. 802-805.

[7] Губин В.Б. Уместность логики // Философские науки, 2004, № 9, с. 88-99.

[8] Грязнов А.Ю. Методология физики и априоризм Канта // Вопросы философии, 2000, № 8, с. 99-116.

[9] Грязнов А.Ю. Абсолютное пространство как идея чистого разума // Вопросы философии, 2004, № 2, с. 127-147.

[10] Бунге М. Наука и интуиция. - М.: Мир, 1967.

[11] Арлычев А.Н. Априоризм Канта и методология физики // Вопросы философии, 2001, № 11, с. 167-176.

[12] Аронов Р.А. Об основаниях «нового способа мышления о явлениях природы» // Вопросы философии, 2001, № 5, с. 149-158.

[13] Менский М.Б. Квантовая механика: новые эксперименты, новые приложения, новые формулировки старых вопросов // УФН, 2000, т. 170, № 6, с. 631-648; 2001, т. 171, № 4, с. 459-462.

[14] Нахмансон Р.С. Физическая интерпретация квантовой меха­ники // УФН, 2001, т. 171, № 4, с. 441-444.

[15] Пилан А.М. Действительность и главный вопрос о квантовой информации // Там же, с. 444-447.

[16] Панов А.Д. О проблеме выбора альтернативы в квантовом измерении // Там же, с. 447-449.

[17] Лесовик Г.Б. Теория измерений и редукция волнового пакета // Там же, с. 449-451.

[18] Цехмистро И.З. Импликативно-логическая природа квантовых корреляций // Там же, с. 452-458.

[19] Попов М.А. В защиту квантового идеализма // УФН, 2003, т. 173, № 12, с. 1382-1384.

[20] Липкин А.И. Существует ли явление «редукция волновой функции» при измерении в квантовой механике? // УФН, 2001, т. 171, № 4, с. 437-441.

[21] Менский М.И. Квантовая механика, сознание и мост между двумя культурами // Вопросы философии, 2004, № 6, с. 64-74.

[22] Everett H. “Relative State” Formulation of Quantum Mechanics // Rev. Mod. Phys. 29, 454-462 (1957).

[23] Губин В.Б. О связи стилей математического и физического мышления с природой задач математики и физики // Вопросы философии. 1998. Вып. 11, с. 142-148. (См. также в сборнике [5])

[24] Фейнман Р. Характер физических законов. - М.: Мир. 1968, с. 55-56.

[25] Эйнштейн А., Подольский Б., Розен Н. Можно ли считать квантовомеханическое описание физической реальности полным? // Эйнштейн А. Собр. научных трудов, т. 3. M., Наука, 1966, с. 604-611.

[26] Bell J. Physics, 1964, v. 1, p. 195.

[27] Ахиезер А.И., Половин Р.В. Почему невозможно ввести в квантовую механику скрытые параметры // Успехи физиче­ских наук, 1972. Т. 107. Вып. 2, с. 463-479.

[28] Губин В.Б. Физические модели и реальность. Проблема согласования термодинамики и механики. - Алматы: Изд. «Рауан», 1993.

[29] Губин В.Б. Об аналогии между термодинамикой и квантовой механикой, или Неопределенность в действии как проявление неточных контролирующих действий // Философские науки, 2000, № 1, с. 125-138 (см. также [5], с. 171-193).

[30] Казимир Х. // Успехи физических наук, 1970. Т. 101. Вып. 2. С. 328.

[31] Крылов Н.С. Работы по обоснованию статистической физики. - М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1950.

[32] Ландау Л.Д., Лифшиц Е.М. Статистическая физика. - М.: Наука, 1976. С. 47.


8600422241649646.html
8600518937433565.html
8600638002306922.html
8600785587946335.html
8600874446346641.html